Другая энергетика: кому и куда прибыльно вкладывать средства? — энергетика: деловой новостной веб-сайт дело украина

В апреле вступили в силу конфигурации в Закон «Об электроэнергетике», которыми вводится «зеленоватый тариф» на электричество, произведенное из биогаза и маленькими солнечными установками, также возрастает размер стимулирующего тарифа для малых гидроэлектростанций. Специалисты отмечают, что новаторства делают дополнительные стимулы для инвестиций в сектор возобновляемой электроэнергетики Украины, который в секторах солнечной и ветряной генераций в последние годы и так переживает бурное развитие.

В чем привлекательность

К началу 2013 года толика мощностей, вырабатывающих электроэнергию (э/э) другим методом (из возобновляемых источников), в нашей стране чуть превысила 1%. По данным Госстата Украины, к началу текущего года в общем объеме установленных мощностей в практически 53,78 тыс. МВт на российские солнечные электростанции (ЭС) приходилось чуток более 318 МВт, ветровые — около 263 МВт. Для сопоставления: превалирующий в Украине термический сектор электроэнергетики занимает в этом рассредотачивании выше 62,5%, концентрируя 33,7 тыс. МВт энергомощностей

Но есть и другие числа. Объем такого же ветроэнергетического сектора страны за прошлый год практически удвоился; похожая ситуация наблюдалась и в секторе солнечной энергетики. При этом тенденция к взрывному росту наблюдается последние два года. «В Украине это гарантированно выгодный бизнес благодаря действию «зеленоватого тарифа», — разъясняет глава Ассоциации участников рынка других видов горючего и энергии Украины Виталий Давий.

Математика ординарна. «Зеленоватый тариф» на э/э, который начал действовать в Украине с 2011-го, по состоянию на апрель текущего года для ветряных ЭС составляет 122,77 коп/кВт-ч, солнечных — 505,09 коп/кВт-ч. Для сопоставления, за один киловатт-час электроэнергии, выработанной обычным методом, ее производители получают от 21,5 до 55 копеек. Эти средства компаниям перечисляют с оптового рынка электроэнергии, оператором которого является госпредприятие «Энергорынок», организующее куплю-продажу всей э/э, вырабатываемой в стране.

С учетом таких подходов страны к определению цены «альтернативного» электричества инвестиции в сектор ворачиваются достаточно стремительно. По расчетам В. Давия, в среднем окупаемость 1-го проекта может составлять четыре-пять лет.

Уровень господдержки «альтернативного сектора» достаточно солиден. Можно подсчитать, что при совокупной мощности в 300 МВт один час работы украинских СЭС обходится приблизительно в 1,2 млн. грн. — «Энергорынок» доплачивает обладателям этих мощностей по 4-4,5 гривны за киловатт-час. Ветроэнергетика приносит практически вчетверо меньше. Все же, и она вызывает живой энтузиазм у больших игроков рынка обычных видов энергии. К тому же поэтому, что одними госдотациями денежные потоки тут не ограничиваются.

В 2011 году муниципальный Ощадбанк выделил 2,6 миллиардов. грн. на развитие российскей солнечной энергетики. На этот момент ЕБРР не против прокредитовать всю украинскую «энергетическую кандидатуру» на сумму около 160 млн. евро, а ЕС выделяет 27,7 млн. евро в поддержку Энергетической стратегии Украины. Глобальный Банк также обещает одолжить $250 млн. для реализации схожих проектов в нашей стране.

Кто «изловил» энтузиазм

Притом, что другой сектор уже «взял процент» от полного количества мощностей в Украине, выработка э/э в нем не дотягивает и до такового показателя. В прошедшем году наша страна произвела 198 миллиардов. кВт-ч электроэнергии, из которых всего 780 млн. кВт-ч получено из возобновляемых источников. Другими словами, толика в общем производстве — наименее 0,5%.

Но даже на таких объемах емкость украинского рынка э/э, вырабатываемой из возобновляемых источников, составила более 2 миллиардов. грн. по итогам прошедшего года. В 2013-м цифра может возрости — по экспертным оценкам, Украина сгенерирует на других мощностях более 1 миллиардов. кВт-ч.

На эти средства, естественно, нашлись претенденты. В секторе солнечной электроэнергетики наикрупнейшим игроком сейчас является Activ Solar (австрийская компания, которую связывают с Сергеем и Андреем Клюевыми). На рынке ветроэнергетики — Wind Power от холдинга ДТЭК Рината Ахметова и «Ветряные парки Украины», которые связывают с одним из совладельцев компании «ИСД» Олегом Мкртчаном.

Activ Solar в собственной сфере является бесспорным фаворитом — 90% всех мощностей СЭС в Украине принадлежит этой компании. На рынке ветроэнергетики ситуация на данный момент более ровненькая. 1-ые места с толиками приблизительно в 40% разделили ДТЭК Wind Power и
«Ветропарки», другие игроки наслаждаются куда наименьшим. Обе компании в наиблежайшие год-два планируют ввести в эксплуатацию еще приблизительно 200 МВт мощностей, а до 2015 года специалисты предсказывают рост в секторе ветряных электрических станций приблизительно до 1 ГВт.

Украинское госагентство по энергоэффективности и сбережению энергии обнародовало такие данные. За последние два года в сферу энергоэффективности и возобновляемой энергетики привлечено 21 миллиардов. грн инвестиций. (По данным Bloomberg New Energy Finance, в целом по миру в 2012-м в «чистую» энергетику было ориентировано $268,7 миллиардов.) Оговаривать статистику госагентства не будем. Другие оценки демонстрируют: компании вкладывают порядка 2,5 млн. евро в каждый мегаватт мощностей на украинских других ЭС.

Скажем, ДТЭК инвестировал в постройку Ботиевской ВЭС, установленной мощностью 200 МВт, выше 350 млн. евро. Издержки «Ветряных парков Украины» на проект «Новоазовский» составили 940 млн. грн (около 91 млн. евро), «Очаковский» — 660 млн. грн (чуток выше 64 млн. евро); оба ветропарка уже ввели в эксплуатацию 95 МВт мощностей. Activ Solar вложила более 3,8 миллиардов. грн (358,5 млн. евро) в постройку 105-мегаваттного солнечного парка «Перово». Не считая того, компания инвестировала 4,3 миллиардов. грн (417,5 млн. евро) в создание других объектов — 7,5 МВт мощностей на электростанции «Родниковое», парки «Охотниково» (80 МВт) и «Митяево» (31,55 МВт).

Перспективы и трудности

Герман Айнбиндер, директор ДТЭК Wind Power, уверен — с течением времени украинские ВЭС и СЭС сумеют соперничать на рынке с классической энергетикой, как это происходит в европейских странах. «Зеленоватый тариф» был и остается определяющим условием развития этого направления. Но мы ожидаем, что уже в наиблежайшие шесть-семь лет, беря во внимание развитие технологий и рост цен на углеводородное сырье, наступит паритет классической и другой технологий в энергетике. Это позволит работать в сфере возобновляемых источников энергии на рыночных критериях», — предсказывает топ-менеджер.

Глава Украинской ветроэнергетической ассоциации Андрей Конеченков считает, что в сегодняшнем виде украинский рынок возобновляемой энергетики еще далек от эталона. Даже исключив общий для всей экономики страны «риск политической непостоянности», ветвь все равно остается со своими специфичными моментами. Какой-то из них — в ограничениях по подключению к электросетям. «В ближайшее время эту политику стали определять собственники облэнерго. Сейчас появляется некоторая монополия, которая позволяет давать зеленоватый свет одному проекту и не давать другому», — утверждает Конеченков.

Схожую позицию можно аргументировать наличием у неких энергораспределяющих компаний активов в другой энергетике. Таких, к примеру, как ДТЭК. Но тут подобные обвинения отметают. «Противодействие со стороны облэнерго нереально, деятельность естественных монополистов контролируется Антимонопольным комитетом. Не считая того, это неразумно, так как присоединение к сетям — один из источников нашего дохода», — сказал директор по дистрибуции и сбыту электроэнергии ДТЭК Игорь Маслов.

Кроме аспектов во отношениях меж игроками, существует и общая для всех «преграда к развитию» законодательного нрава. Имеется в виду вызвавшее в свое время бурное обсуждение новаторство в Законе «Об электроэнергетике» о так именуемом правиле «местной составляющей». Оно предугадывает, что компании, претендующие на прибыльный «зеленоватый тариф», должны использовать при сооружении СЭС и ВЭС определенное количество оборудования и девайсов украинского производства.

Норма вступает в силу летом 2013 года; по воззрению представителей «других» ассоциаций, «местная составляющая» может понизить энтузиазм инвесторов к сектору возобновляемой электроэнергетики в Украине. «При отсутствии профильных российских производителей, которые способны предложить рынку современные машины, сформировать условия для выполнения данного закона достаточно трудно», — гласит Конеченков.

Хотя, если поглядеть на ситуацию с другой стороны, означенное требование законодательства способно вызвать к жизни определенные движения уже посреди машиностроителей — российских либо зарубежных. Во всяком случае, германская компания Fuhrlander (с украинским, как выяснилось летом 2012-го, собственником — бывшим управляющим «Энергомашспецстали» Максимом Ефимовым) смогла запустить создание ветрогенераторов единичной мощностью 2,5 МВт на базе Краматорского завода томного станкостроения. Но это уже другая, «машиностроительна

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить отзыв