Российская промышленность по производству оборудования для другой энергетики: быть либо не быть?

Проявив такую щедрость, правительство вправе было рассчитывать на инвестиции в реальную сферу собственной экономики, т.е. создание. Соответственно, сразу с введением “зеленоватого тарифа” появилось и требование по использованию украинских материалов, девайсов и оборудования при строительстве электрических станций на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ), так называемое правило местной составляющей. Тем правительство отдало осознать инвесторам: если желаете, чтоб Украина платила вам высочайшие тарифы за произведенную энергию, то переносите сюда современные технологии и открывайте предприятия по производству оборудования для электрических станций, работающих на энергии ветра, солнца и биомассы. Т.е. Украина пошла по тому же пути что и ЕС, США, Канада, Греция, Турция, Бразилия, Аргентина, Индия, Южно-Африканская Республика и другие страны, применяющие у себя разные механизмы стимулирования локализации производства девайсов и оборудования для другой энергетики.

Сейчас же, когда Украина смогла обеспечить высшую динамику роста мощностей в сфере ВИЭ (двукратный каждогодний рост) и наладила современное создание девайсов, когда она преобразуется в самостоятельного игрока на мировом рынке других источников энергии, ей предлагают отрешиться от правила местной составляющей и, на самом деле, открыть собственный рынок китайскому демпингу…

Конфликт интересов

Масла в огнь подлил еврокомиссар по торговле Карел де Гюхт, когда во время октябрьского визита в Киев заявил, что ЕС, не считая остального, просит от Украины отмены механизма поддержки местных производителей оборудования для возобновляемой энергетики — того самого правила местной составляющей. Вобщем, заявление не было неожиданностью, ведь и ранее ЕБРР, Европейская Бизнес Ассоциация, Европейско-украинское энергетическое агентство, также послы Евросоюза обращались в ВР и к правительству Украины с инициативой упразднения правила местной составляющей. Ясно, что за этим стоят интересы евро бизнеса, которому еще проще поставлять в нашу страну готовое оборудование, чем морочить для себя голову размещением производства на местности Украины. Хотя закон не воспрещает строить электростанции на ВИЭ только на базе ввезенного оборудования. Но компания, эксплуатирующая такую электрическую станцию, сумеет продавать генерируемую электроэнергию по более низкой стоимости, чем “зеленоватый тариф”.

Стоит также увидеть, что в текущее время на рынке появилась еще одна настоящая опасность, на которую указывают специалисты, напоминая, что брутальная экспансия демпингующих китайских производителей на европейский рынок уже привела к банкротству огромного количества компаний Cтарого Cвета.

“Практически они (китайские компании. — Ред.) продают свою продукцию вдвое дешевле ее себестоимости, — комментирует Илья Зинченко, управляющий украинского подразделения группы “Пиллар”. — Цель у этого одна — убрать соперников с данного рынка, чтоб потом на нем властвовать. Эта задачка фактически решена. К примеру, в Европе многие производства отрасли солнечной энергетики уже уничтожены. Но имеющиеся в Украине правила, непременно, защищают украинских производителей от нерадивой конкуренции и стимулируют забугорные компании переносить свои производства в Украину, создавая тут новые рабочие места”.

Спецы остерегают, что за последние 5 лет в мире было сотворено столько мощностей по производству энергетического оборудования, что предложение стало превосходить спрос. Производители повсевременно находятся в поиске новых ликвидных рынков сбыта. Украина же имеет большой потенциал. И если не ограничивать этот импорт, никто не будет создавать производства, все будут пробовать загрузить уже сделанные мощности за счет поставок в страну готовой продукции.

И как в этой ситуации поступить Украине, которая планово и в согласии с законом “Об электроэнергетике” должна ужесточить правило местной составляющей для солнечных, ветряных и биомассовых электрических станций: с 30 до 50% локализации — с 1 июля 2014 г., для биогазовых — с 1 января 2015 г.?

Стоимость вопроса очень высока. Ведь другая энергетика и энергетическое машиностроение — как раз те точки роста, которых так недостает нашей стране, чтоб выкарабкаться из объятий сырьевого производства, оставаясь конкурентоспособной на мировом рынке. Тем паче что успехи в этой сфере налицо.

Точки роста

Сейчас Украина — одно из немногих стран мира, владеющих замкнутым циклом производства фотовольтаики. Запорожское АО “Завод полупроводников” делает поликремний — базисное сырье. (Для справки: в Европе поликремний изготавливают только три страны — Германия, Норвегия и Украина.) Это самая капиталоемкая часть технологической цепочки солнечной энергетики и более технологически непростая. При этом создание в Запорожье было восстановлено фактически с нуля и достигнуло 2,2 тыс. т поликремния в год. Финансовложения превысили 450 млн евро. Киевские предприятия “Пиллар”, “Квазар” и “Пролог Семикор”, светловодский “Силикон” (Кировоградская область) создают последующие элементы цикла производства: слитки и пластинки. Тот же “Квазар” и южноамериканская Progeny Solar — фотоэлектрические модули. Последняя приняла решение о переносе собственных мощностей в Украину конкретно благодаря правилу местной составляющей.

До недавнешнего времени эти предприятия реализовывали изготавливаемую в Украине продукцию в главном на наружные рынки. В итоге экспансии и демпинга со стороны китайских поставщиков спрос на их продукцию на европейских рынках с 2011 г. существенно снизился. Сейчас спасение российских компаний — внутренний рынок и правило местной составляющей, увеличивающие спрос.

В сектор ветроэнергетики пришла компания “Фурлендер Виндтехнолоджи” (Краматорск Донецкой области). В 2011—2012 гг. на базе производственных мощностей украинских компаний она наладила создание компонент и сборку современных ветрогенераторов.

В проекте задействованы ПАО “Краматорский завод томного станкостроения”, ПАО “Новокраматорский машиностроительный завод”, ООО “НПК “Оборудование транспортного машиностроения”, николаевское ООО “Эста Лтд”.

Датская компания Vestas занята организацией производства девайсов для ветрогенераторов на ПО “Южмаш” (Днепропетровск).

Баланс интересов

В имеющихся реалиях мировой конъюнктуры отмена в Украине правила местной составляющей означала бы повторение русскими компаниями участи европейских коллег. Например, такие германские компании, как Conergy, Solarhybrid, Gehrlicher Solar разорились, а германские Q.Cells, Sunways и шведская Solibro были доведены до банкротства и поглощены большими азиатскими фирмами.

А ведь создание материалов и оборудования для возобновляемой энергетики позволит модернизировать и загрузить уже сделанные производственные мощности, обеспечить переход от сырьевой к сверхтехнологичной модели, выпуску продукции с высочайшей добавленной ценой. Украина намного поближе к Европе — основному рынку сбыта, чем азиатские производители. И это преимущество полностью позволяет ей стать “Китаем” для Европы.

“Есть ли на данный момент в Германии индустрия, занимающаяся фотовольтаикой? Ее нет, она просто погибла. На данный момент в кабинетах под германскими брендами посиживают китайские товарищи и продают Европе продукцию, изготовленную в Китае, — гласит Александр Юденко, директор департамента солнечной энергетики ПАО “Квазар”. —6 годов назад “Квазар” и “Пиллар” входили в 10-ку больших европейских компаний, работающих в области фотовольтаики. На данный момент мы в четвертом либо 5-ом 10-ке. Ранее на “Квазаре” работало 15 тыс. человек, на данный момент — около 2 тыс. С ценой Китая нереально соперничать, она просто “убийственная”, так как они получают поддержку со стороны страны.

В случае отмены ограничений у нас повторится ситуация, имевшая место в ряде европейских государств: поначалу неконтролируемый скачок количества солнечных электрических станций, а потом отмена задним числом “зеленоватого тарифа”, налоговых льгот для уже реализованных проектов. Так было в Испании, так было в Чехии. То же самое на данный момент будет в Болгарии”.

Если зарубежный инвестор заместо производства оборудования в Украине будет просто завозить его из-за рубежа, то ни о каких инвестициях в реальный сектор экономики и речи быть не может. Локализация производства оборудования является неплохим лекарством от схожих вложений. Потому ясно, что отменять местную составляющую ни при каких обстоятельствах нельзя. Вобщем, правительство на такую крайность навряд ли пойдет. По другому заместо притока настолько вожделенных зарубежных инвестиций в реальный сектор экономики, понижения импорта дорогостоящего оборудования для возобновляемой энергетики и наращивания экспорта такового оборудования мы столкнемся с торговым дисбалансом и денежным недостатком. А еще — с эмиграцией интеллектуалов и сокращением рабочих мест, уменьшением поступлений в госбюджет и стагнацией украинской прикладной науки и образования. (Для справки: одно рабочее место в высокотехнологическом производстве возобновляемой энергетики — это 6—10 рабочих мест в смежных отраслях.)

Другое дело, что уровень локализации и его динамика в разных секторах другой энергетики может корректироваться правительством зависимо от способностей российского машиностроения, рыночной конъюнктуры и интересов потребителей “зеленоватой энергетики”. И задачка страны — сохранить баланс интересов. Раз инвестору любопытно тут работать, получать преференции, соответственно, правительство должно сделать такие условия, при которых он брал бы украинское оборудование.

Комменты профессионалов

Сергей ДУБОВИК, заместитель председателя Госагентства по энергоэффективности и сбережению энергии Украины:

— Мы не можем согласиться с тем, что местную составляющую нужно отменять. И больше склоняемся к проработке технических способностей по локализации для каждой из подотраслей, и, может быть, остановимся на той цифре, которая уже есть — 30%.

Мы заинтересованы как в тех инвесторах, которые налаживают в Украине создание оборудования для возобновляемой энергетики, так и в тех, которые строят электростанции на возобновляемых источниках, чтоб достигнуть цели по повышению толики возобновляемых источников энергии в энергобалансе до 11% к 2020 г.

Олег ПОПОВ, начальник управления организации и контроля рекламной деятельности ПАО “Новокраматорский машиностроительный завод”:

— Ответьте для себя на один обычный вопрос: где мы желаем создавать рабочие места — у себя в стране либо в Китае, Европе?

Энергетика является стратегической отраслью. Сейчас другие источники энергии в Украине недостаточно употребляются, но завтра-послезавтра будет совсем другая ситуация, тогда и поддержка собственных производителей оборудования для другой энергетики станет вопросом государственной безопасности.

Сергей СЛЕДЗЬ

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить отзыв